Сайты наших друзей




Ваше имя: *
Ваш e-mail: *

postheadericon № 2 Невыдуманная история о верности, мести и «сломанной ноге»

Жила на железнодорожной станции Синеглазово, что в Челябинской области, семья: Полина Петровна, Павел Васильевич и двое детей — Мишенька и Лидочка. Мише уж двенадцатый год шёл, а Лиде ещё и двух годков не было. Павел работал на глиняном карьере водителем, а Полина домохозяйкой была. Жили они очень хорошо, так как хозяйство у них было хоть куда.

И всё бы было хорошо, да в ту пору в Европе война шла. И нависла угроза, что фашистская Германия может на Советский Союз напасть. И было принято тогда решение всех здоровых мужиков отправить на пару месяцев на военную подготовку, чтобы в случае, если Гитлер свой нос к нам сунет, дать ему хороший отпор. Вот и призвали Павла на службу в Чебаркуль.

Собрался Павел, обнял жену и сына. А Лидочку поставил на табурет и говорит:

 lida-2- Слушайся, дочка, мамку с братом. Да подрастай им помощницей. А я, когда вернусь, ты во-о-о-о-от такая будешь! — и показал ладонью на пол-аршина выше её головы.

Сказал, словно в воду глядел. Не знал он тогда, что уходит на два месяца, а вернётся только через четыре с половиной года.

Через полтора месяца Гитлеровская Германия напала на Советский Союз. Началась Великая Отечественная война.

Так и осталась Полина одна с двумя детьми и хозяйством. Многие тогда, оставшись без мужика в доме, не справились, пораспродали скотину. Думали, что война не долго будет, перебьются пока как-нибудь. Потом, когда мужья вернуться, новую скотину заведут. А Полина не стала. «Как же, — говорит, — Павел вернётся, а хозяйство разорено. Да и детей кормить надо.» Так вот и трудилась не покладая рук с утра до ночи то в поле, то на покосе, то в огороде. Сынок Мишаня ей помогал во всём. А как ноги до педалей доставать стали, председатель его на машину определил вместо отца глину с карьера возить.

Тяжко бывало, но отцу письма на фронт писали добрые, весёлые, чтобы не волновался: «Всё хорошо, справляемся. Ярочка ягнят принесла, картоха удалась, сена нынче много накосили.» И он им с фронта часто писал, что не волнуйтесь, ждите, вернусь живым и невредимым. И ждали, и любили, и надеялись, и на судьбу не жаловались.

Жила по соседству женщина по имени Тоня с пятью детьми, один другого меньше. Как муж её на фронт ушёл, сильно худо им стало. Не справилась мать одна с хозяйством, распродала всё. А как деньги закончились, начали они голодать. Жаль Полине было ребятишек, вот и стала она их подкармливать. Подоит вечером корову и отнесёт молочка в бидончике.

Как-то раз наварила Полина творога и понесла его Тоне. Заходит в избу и видит: сидит за столом мужик из соседней деревни и молоком завтракает.

- Ты что же это, Антонина? — говорит Полина. -Твой муж на фронте жизнью рискует, а ты чужих мужиков в доме привечаешь, да ещё молоком, что я ребятишкам твоим голодным ношу, кормишь?

- А это не твоего ума дело, Полина! — отвечает ей Тоня. — Я у тебя милостыни не просила!

Обиделась Полина, развернулась и ушла восвояси. И с тех пор перестала она Антонине молоко носить. Стала она ребятишек у себя дома поить. Антонине бы благодарной быть, а она затаила злобу на Полину.

Раз как-то пришла Тоня на почту, а там Полина посылку мужу отправляет. Подсмотрела Тоня номер части, в которой Павел воюет, и написала ему письмо. Так, мол, и так, гуляет твоя Полина налево и направо и всех, кого ни попадя у себя привечает.

Получил Павел письмо и сильно так разгневался. Сначала вовсе писать перестал. А потом стал письма слать сыночку да доченьке, а Полине ни слова. Удивилась Полина. «Чем, — думает,  — я его обидела?» И так ему напишет, и эдак, а он всё ей не отвечает. Решила тогда Полина разжалобить мужа. Написала ему, что работы в хозяйстве невпроворот, а она, как на грех, сломала ногу, что Мишенька один не справляется. Дождалась ответа, а там одна лишь фраза ей: «А что ни две?»

ded

Однако, добилась своего, тронула сердце мужа. Пошёл Павел к командиру. Так, мол, и так, — говорит, — сломала жена ногу, ребятишки малые, надо бы ей как-то помочь сено свозить. Послал командир в районный военкомат телеграмму, что жене военнослужащего помощь требуется. В военкомате долго думать не стали, командировали бригаду в помощь солдатке. Прибыли командировочные, смотрят, а Полина здоровёхонькая в поле картошку окучивает. Ох, и попало же тогда Полине за то, что намеренно бойца, жизнью своею каждую минуту рискующего, переживать напрасно заставила! Однако пожалели и её, и ребятишек, и Павла. Начальству доложили, что помогли солдатке.

Прошёл Павел со своей дивизией всю войну, очищая от фашистов и Россию, и Белоруссию, и Молдавию, и Румынию. А победу встретил в Венгрии, как раз через четыре года и два дня после того, как из дома ушёл. Но, не сразу после победы его служба закончилась. Нужно было ещё кому-то нашу боевую технику обратно в Россию перевезти. Только осенью 1945 года отправился Павел домой. Сначала и вовсе ехать не хотел, но уж больно по детишкам своим соскучился.

Приехал на станцию Синеглазово, а домой идти всё не решается. Сел на скамью и думает, как ему быть. Вдруг видит, идёт мимо путейщик, на одну ногу хромает. Разговорились. Узнал Павел, что путейщик этот ещё в начале войны ранен был сильно, чуть ноги не лишился. Признали его непригодным для военной службы и сразу после госпиталя домой отправили. А семью его на Урал перевезли. Вот так он и оказался на станции Синеглазово.

- Ну, а ты как тут? — спрашивает путейщик.

- Да вот, домой иду в Челябинск. Да, слыхал я от друга своего, что живёт тут у вас баба дюже добрая, всех привечает, никому в ласке не откажет.

- Это кто же? — удивился путейщик.

- Так Полиной зовут. — отвечает Павел.

- Брешит твой товарищ! — махнул рукой путейщик, — К Полине на кривой козе не подъедешь. Были уж охотнички, да все по хребту ухватом схлопотали. Она мужа своего всю войну ждёт, а он всё не возвращается. Все уж пришли, а его всё нет. Всё ждёт и ждёт. Дождётся ли?

- Дождётся! — радостно воскликнул Павел. — Спасибо тебе, друг!

Хлопнул по плечу путейца и бегом домой побежал к любимой жене и детям.

 

stariki

 

Оставить комментарий